«Вообще живого человека представить очень трудно. А главное – самого себя в качестве живого человека представить тоже очень трудно. Все время хочется с собой поступить так, как мы в большинстве случаев поступаем с другими и с миром– вставить в рамку. В эту рамку помещается только то, что лично для нас приемлемо, нам понятно и соответствует нашему мировоззрению, нашему представлению, нашим знаниям о том, как должно быть.
Человеку трудно обойтись без рамки по отношению к окружающему пространству, к себе и тем более- к другому. Это и есть тема психопатологии обыденной жизни.Естественно что в повседневной жизни у нас нет такого мужества, нет такой любви и такого знания, чтобы воспринимать человека полностью живым. Поэтому за свою историю люди создали массу приспособлений,которые позволяют уйти от столкновения с живым человеком .

МЫ и ОНИ. Выяснение «наш» — «не наш».
Первое приспособление, — это всем известное разделение на Мы и Они.
Попробуйте выяснить у самого себя, кто у вас входит в Мы и где находятся остальные — Они.
Объем нашего Мы — это и есть та рамочка, через которую мы смотрим на себя, и на другого человека. Все, что Они, — выпадает.
Они- не верят в это, в то, в третье, в десятое.
Они-те, кто живут не так
Они-те, кто действует не так…
Вот это первая фундаментальная патология нашей жизни, когда при любом контакте с человеком происходит попытка прежде всего выяснить: «наш — не наш».

Вам понравился он или она. Казалось бы, и вы понравились. Но оказывается этого мало. Еще нужно выяснить, это наш или не наш. Если ваш избранник не наш, то надо непременно сделать его нашим.
А если выяснилось, что он не наш и к нам не хочет, а хочет вас перетянуть к ним, — развод, потому что, значит, не любит, не так любит, не совсем любит и вообще коварный.

Как жить просто среди живых людей? Вот над этим и думают духовные мыслители всех времен. Оказывается, это самое трудное, почти невозможное. Потому что для этого и себя нужно воспринять как живого, в котором все есть, и быть готовым к странствию по соци-ально-психологическим мирам, готовым быть своим везде.
Никого не интересует человек, каков он есть сам по себе. Пока не выяснена принадлежность: ты из какого Мы?

Человек многоликий или патология масок.
Следующая патология обыденной жизни состоит в том, что человек многолик. То бишь у него есть маска (персона), у него есть лица для социальных ролей, у него есть индивидуальность, у него есть сущность, у него есть искра божья, у него есть то, се, третье, десятое.

В человеке ничто не важнее другого, человек — целое.

Получается еще один способ защититься от живого человека. «Это не я, это моя личность». Чего ты ко мне пристал, я с ней борюсь, но пока еще не доборолся. Но я знаю, что сущность — вот она. Это не ты, это тип нервной системы, скорость реакций, особенность организма. Это не ты, просто альтер-эго, это не ты — это суперэго. И поехало, и пошло: это не ты…
Итак, вторая большая патология нашей обыденной жизни — это когда человек не осознает себя как субъекта и поэтому полностью зависим от внешних по отношению к нему сценариев социальной жизни.
Например, такой привычный диалог:

— Ты не мог этого сделать.
— Но ведь сделал.
— Нет, ты не мог, это чье-то влияние дурное. Это, наверное, Они прокрались к нам и тебя совратили.

Это не совсем ты
Мало того что мы одну стену построили из Мы, у нас есть еще вторая стена, второй пояс укрепления, еще более мощный: все не со¬всем, даже наши не совсем наши.

Теперь посмотрите, как гибнет еще все таки встречающаяся любовь или хотя бы влюбленность. Даже среди своих
— Я тебя люблю, но это не совсем ты. Что-то надо с тобой сделать, потому что я тебя люблю.
— Кого ты любишь?
— Тебя. Но ты не со¬всем ты.

Патология в том, как мы воспринимаем друг друга-я не я и ты не ты.
Представьте себе ситуацию: перед вами человек. Учить его не надо, учиться у него тоже не надо, не надо исправлять его недостатки — ведь это продолжение его достоинств. Берешь недостаток, делаешь достоинство.
Что же с ним делать? А ничего. Просто любить.
Как это — любить и ничего с ним не делать? А древние говорят, что это и есть любовь. Именно тогда, когда вам с человеком ничего не нужно делать. А просто хочется с ним быть, бытийствовать совместно. Говорят, это и есть любовь, которая крепка как смерть, та любовь, о которой мы все мечтаем.
Но для того чтобы его любить, нужно сказать, что он — такой, какой есть, это он со всем тем, что в нем есть. И даже с тем, чего в нем нет, потому что просто я этого не вижу.
Значит, патология в том, как мы воспринимаем себя и друг друга: ты — не ты и я — не я».

(И.Н. Калинаускас, «Путь в Себя»)